Глава СПЧ Михаил Федотов: «Законодательство об НКО очень плохо устроено»
30.03.16 13:55

Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов раскритиковал принятые в России

законы об общественном контроле и об иностранных агентах. Во время своего выступления в Екатеринбурге правозащитник заявил, что сначала разработанный СПЧ проект «порезали» в администрации президента, а депутаты отнеслись к нему с пренебрежением: «Общественный контроль крайне необходим обществу, это амортизатор недостатков демократических механизмов, которые мы имеем.

У нас система традиционная – механизм сдержек и противовесов в 90-е сложился в странной и уродливой форме: это скорее была система подножек и палок в колеса. В отсутствии развитой политической конкуренции мы можем сделать упор на развитый общественный контроль как на одну из форм проявления гражданской активности. Наличие паспорта гражданина не говорит, что лицо является гражданином. Гражданами не рождаются, а становятся. В этом смысле сформировать граждан, из которых состоит гражданское общество, можно только из населения. Законодательство о некоммерческих организациях (НКО) очень плохо устроено, радикальная его реформа – наша цель. Но не видно, чтобы мы могли добиться ее в ближайшее время, а это нужно. Федеральный закон «Об основах общественного контроля в РФ» – это рамочный закон, под ним должны быть законы следующего уровня. А у нас всего два закона: об общественной палате и об общественном контроле в местах принудительного содержания. В большой рамке всего две картинки, а должно быть гораздо больше. Других законов нет, и их подготовкой никто не обирается заниматься. Проект закона по правам детей-сирот был внесен президентом, но он прошел первое чтение идеально и замер. В законе об общественной палате никак не связана деятельность ОП и Конституция, у него нет конституционной базы, а существует 32-я статья Конституции, где говорится о праве граждан на участие в управлении делами государства. Это не только выборы и референдумы, но и гражданское участие. Общественный контроль является одной из форм управления, и мы закон об общественном контроле построили именно на этой позиции. Но эта связь была законодателем потеряна, она выпала по недосмотру, злой воли я увидеть пока не смог, но ошибка очевидна. Когда мы отдали закон в государственно-правовое управление президента, оно выбросило все, что ему не понравилось. Общественный контроль не является политической деятельностью, мы это не включали. Но мы знаем, как действует закон об иностранных агентах. Мы знаем, что член Совета по правам человека при президенте, Каляпин из «Комитета против пыток» был признан иностранным агентом потому, что он был членом ОНК Нижегородской области. Закон о лоббизме не принят из-за лоббистов. А закон мог бы сделать лоббистскую деятельность прозрачной, контролируемой. Иностранный агент – это иностранный лоббист, и тогда все становится понятно. Это выход из ситуации неудачной, в которую мы попали. Этот закон [об иностранных агентах] явно портит атмосферу в обществе. Президент говорил, что его надо исправлять. Смысл его в том, чтобы иностранные государства не использовали российские НКО для вмешательства во внутриполитические дела. Законодатель к закону серьезно не относится, он принял его для галочки. А галочка относится к тому виду птиц, которые летать не умеют».